Системная интеграция

Информационно-техническая рассылка.

Рабочие станции

Компьютеры NewLine

Серверы

Домашние компьютеры

Паспорта проектов, выполненных Фирмой "Стек"

Слаботочные сети

СКС

Системы бесперебойного электропитания

Системы контроля доступа и видеонаблюдения

Интернет и телекоммуникации

Городская оптоволоконная сеть "Магистраль"

Корпоративные сети на основе "Магистрали"

Интернет-услуги

Информационные системы

Системы оперативного управления и учета СБК

DocsVision

Локализация

Центр Сертификации

Сертификация корпоративных клиентов

ГАРАНТИЙНЫЙ РЕМОНТ

Сервисный Центр

Вопросы сервисному центру

Архив новостей

Пресса

#new

Лицензии

Сертификаты

Контакты

CATALOG.METKA.RU
STACK
юр. лица интернет-магазин супермаркет сервисный центр вакансии о фирме контакты


Архив новостей Пресса

ВЫБИРАЯ МЕЖДУ «КОНТУРОМ» И БИЛЛОМ ГЕЙТСОМ, ИГОРЬ ИТКИН ВЫБРАЛ «КОНТУР»

Игорь Иткин - один из представителей серьезного бизнеса в Томске. Сначала был «Стек», потом Иткину предложили взяться за восстановление практически парализованного к тому времени «Контура». Эксперимент оказался успешным, и вот теперь директор «Контура» решил взвалить на себя еще один груз – Томский радиотехнический завод (ТРТЗ). Деловой опыт позади уже немалый, можно и за мемуары браться.

- Игорь Иосифович, были ли в чем-то специфичны условия, в которых находился зарождающийся томский бизнес, или во всех регионах они были примерно одинаковыми?

- Наверное, если говорить о бизнесе в целом – а он начинался у всех больших компаний примерно в одно время, – развитие томского бизнеса было в чем-то уникальным. Томский бизнес не попал под давление криминала, как это было в других регионах, не было и административного давления, которое испытал, например, красноярский бизнес. В Томске серьезной конфронтации между бизнесом и властью не было никогда, и это, видимо, явилось стимулом и условием для быстрого роста. Бизнес – это ведь вещь такая: главное, чтобы не мешали. Не было серьезных преференций в сторону томских компаний, но не было и преференций в сторону компаний из-за пределов области, что опять-таки бывало в некоторых регионах, где москвичи буквально захватывали целые секторы рынка, поскольку тот или иной человек во власти с ними об этом договаривался. Томск - единственный, наверное, город в Сибири и на Дальнем Востоке, где в отрасли информационных технологий нет ни одного филиала московских фирм, нет дочерних компаний. Более того, многие томские компании шагнули далеко за рамки области. Здесь для всех были созданы достаточно равные условия, и те, кто полагает, что для получения каких-то бюджетных заказов нужно иметь какие-то связи с чиновниками, ошибаются. Гораздо важнее реальные конкурентные преимущества. Такие условия совершенно отличаются от условий, в которых существует столичный бизнес, где личные контакты решают все.

«КОНТУР» МОГ СТАТЬ ЦЕНТРАЛЬНЫМ РЫНКОМ-2

- Неужели совсем никаких личных контактов? Создание «Стека» 11 лет назад, кстати, по времени совпало с появлением в Томской области губернатора Виктора Кресса и восстановлением самого губернаторства. Вы до «Контура» были знакомы с Крессом?

- Нет, мы тогда не были знакомы, более того, я даже никого из его замов лично не знал. Поэтому причины такого выбора остаются для меня тайной до сих пор. Хотя «Стек», конечно, был известной компанией, он уже тогда был признан лучшей региональной компьютерной компанией России. Для нас было большой неожиданностью присуждение столь высокой награды. Представьте, Москва, Торгово-промышленная палата, полный зал известных на всю страну людей, телекамеры, вскрытие конвертов, Валдис Пельш, который ведет всю эту церемонию… И «Стек» вдруг объявляется победителем. Да, мы были известны, но, может быть, решение губернатора было продиктовано безысходностью положения «Контура».

- Кризис «Контура» был настолько серьезным?

- Кризис 1996 года состоял не просто в том, что предприятие попало в сложную финансовую ситуацию, это-то дело поправимое, главное, что ему дальше нечего было делать. Не было ни разработок, ни идей, все хозяйственные связи разрушены. Все, что они пытались делать, провалилось.

- И как было сделано это предложение, явившееся для Вас полной неожиданностью?

- Меня пригласил в областную администрацию заместитель губернатора по промышленности. Для меня такое приглашение было внове, и, честно говоря, я думал, что речь пойдет о какой-нибудь благотворительности. Но мне предложили взяться за восстановление «Контура». Мне нужно было принять решение в определенный срок. А у меня уже лежал билет в Копенгаген, куда меня пригласил Билл Гейтс – лично пригласил, чтобы поговорить о перспективах развития рынка информационных технологий. «Майкрософт» полностью оплатил эту поездку, у меня уже визы стояли… И я не поехал. О чем не жалею до сих пор.

- Администрация в тот момент Вам как-то помогала?

- Мне сказали – мы введем внешнее управление, и это позволит заморозить все долги на тот период, который понадобится тебе для необходимых действий. А потом ты постепенно будешь эти долги гасить. Но когда мы начали серьезно работать на «Контуре», стало понятно, что наши планы по его возрождению и развитию не совпадают с планами каких-то других людей. Возможно, они рассчитывали на быстрое падение предприятия, потому что видели в «Контуре» перспективный объект недвижимости, например, вполне серьезно обсуждались идеи создания на месте предприятия Центрального рынка-2. И когда стало ясно, что мы вкладываем в предприятие деньги, перевели сюда довольно много своих сотрудников, вероятно, у заинтересованных лиц появилось желание лишить «Контур» единственного на тот момент источника финансирования в лице «Стека». Началась серия разнообразных проверок, которые продолжались в общей сложности более двух лет. Хотя проверки не приносили никаких результатов, но как только одни заканчивались, тут же начинались новые. Мы понимали, что речь идет уже не о том, что «Стек» что-то должен в бюджет, речь о том, будет компания или ее не будет. Налогового кодекса тогда еще не было, налоговое законодательство было очень слабым, поэтому любая контролирующая организация могла затоптать любой бизнес совершенно безнаказанно. Был момент, когда конфликт перерос все разумные юридические рамки. И переломным моментом в этой истории стало выступление в прессе губернатора, который сказал, что знает нашу команду, доверяет нам, требует исполнения закона и накажет виновных, если вся эта история окажется мыльным пузырем. И так оно на самом деле и вышло.

Мне кажется, что от губернатора это выступление требовало большого мужества, особенно учитывая, что это был предвыборный год. Вообще, когда губернатор вступается за какой-то бизнес, да еще публично, – это ситуация необычная. Когда я потом рассказывал эту историю моим столичным друзьям-журналистам, они говорили, что такого просто не может быть. И самым главным результатом этой истории было не то, что мы отстояли свою честь, главное, что после этого я никогда не слышал, чтобы в Томске повторялись подобные вещи. Хотя во многих регионах все это происходит и по сей день – там существует целая система «заказов».

В ТОМСКЕ НИЧЕГО НЕ СКРОЕШЬ

- Сейчас у Вас новая забота – ТРТЗ. Почему Вы взялись за него и ощущаете ли тот же режим благоприятствования?

- Мы хотим создать научно-производственный комплекс, или холдинг, ориентированный на решение широкого спектра задач в области информационных технологий. Может быть, ситуация сейчас немного другая, но, честно говоря, мы испытываем некоторую ностальгию по тем временам, когда нас так хорошо поддержали на «Контуре» (смеется) – сейчас того «ветра в паруса» уже нет. Возможно, он появится, когда появятся первые результаты уже на ТРТЗ. Как бы ни говорило руководство того или иного предприятия, что оно хорошо работает, в Томске скрыть ничего нельзя. Здесь все знают, где как платят зарплату, сколько людей идут через проходную, а самое главное - с какими лицами они выходят…

- Неужели совсем никаких претензий к властям, может, на прощание все-таки ложечку дегтя?

- Когда-то я сказал – если бы бизнес работал в таком же темпе, что и власть, бизнеса бы уже просто не было. Сейчас я понимаю, что это было легкомысленно – машина власти просто не может действовать в таком же темпе, в каком действует бизнес. Сам масштаб конструкции заставляет очень тщательно выверять и готовить решения, и чем больше масштаб управленческих задач, тем медленнее работает инфраструктура управления. И бессмысленно со своими представлениями об управлении в рамках одной огороженной забором территории пытаться давать какие-либо рекомендации управленческим структурам масштаба области. Это я понял позже по своему опыту. Поэтому чем значительнее вопрос, тем легче его решить в областной администрации. А вот небольшие вопросы решать зачастую очень сложно. Наверное, для этого нужны какие-то более совершенные формы управления, помогающие решать те конкретные задачи, которые для власти слишком малы, а для предприятия слишком велики. Однако, видимо, это уже следующий этап отношений бизнеса и власти.

Ольга СМИРНОВА

Томские новости, №159 (17 апреля 2003г.)












©1996-2017 "Стек". Все права защищены.